Нет обязательства - нет возмещения

Главная » Полезное » Публикации » Долги и обязательства
Возмещение финансовыми средствами или имуществом происходит только при наличии определенных обязательств между участвующими лицами. При этом в данной статье рассматриваются случаи, выходящие за привычные рамки и подтвержденные судебной практикой. Так указываются ситуации, когда по результатам определенной деятельности без заключения договора, происходит возмещение в судебном порядке, при условии отсутствия определенных обязательств. В статье подробно рассматриваются подобные законы и практика их применения в реальных судах с учетом сложившихся в тех или иных случаях обстоятельств.

Долгое время, а точнее со дня вступления в силу действующего ГК РФ, п. 4 ст. 1109 данного Кодекса считался мертворожденным и почти не имел практического применения ввиду неясности его содержания. Предпринятая арбитражными судами попытка реанимировать указанную норму права оказалась, по нашему мнению, не совсем удачной. В особенности это касается споров с участием унитарных предприятий.

До недавнего времени норма, закрепленная в п. 4 ст. 1109 ГК РФ, в целях предупреждения злоупотреблений правом со стороны приобретателя путем апеллирования к данной норме в обоснование отказа от возврата неосновательного обогащения, приобретенного по недействительной сделке или по незаключенному договору, в правоприменительной практике была "купирована" и сведена лишь к случаям дарения и благотворительности. Произведено это было двумя разъяснениями высшей инстанции: первое дано в п. 11 информационного письма Президиума ВАС РФ от 11.01.2000 N 49, второе - в Постановлении Президиума ВАС РФ от 15.02.2002 N 2773/01.

Дальнейшее развитие судебной практики по применению п. 4 ст. 1109 ГК РФ выявило еще более спорные вопросы. В частности, арбитражные суды нередко рассматривают дела, по которым работы (услуги) для государственных или муниципальных нужд выполнялись без надлежаще заключенного государственного (муниципального) контракта, при этом контракт может быть не заключен вовсе либо договорные отношения оформлены не по правилам, установленным законом: без проведения конкурса, с нарушением порядка его проведения и т.п. Получить плату за выполненные таким образом работы (оказанные услуги) можно было лишь путем предъявления кондиционного иска.

Так, в одном из дел о взыскании неосновательного обогащения за выполненные работы без заключения соответствующего контракта Шестнадцатый арбитражный апелляционный суд в Постановлении от 27.05.2013 по делу N А18-297/2012, обосновывая удовлетворение иска, указал следующее: установление законодателем особого порядка оформления отношений, связанных с выполнением работ или оказанием услуг для государственных или муниципальных нужд, не исключает в случае его нарушения или несоблюдения неосновательного приобретения или сбережения потенциальным участником таких отношений имущества либо денежных средств за счет другого лица. Кроме того, суд отметил, что государственный контракт не был заключен по вине фактического заказчика.

Не так давно судебная практика сделала новый виток. "Прецедентным" стало Постановление Президиума ВАС РФ от 28.05.2013 N 18045/12, которым суд отказал подрядчику во взыскании неосновательного обогащения, указав, что в условиях отсутствия государственного контракта на выполнение подрядных работ, заключенного с соблюдением требований, предусмотренных Федеральным законом от 21.07.2005 N 94-ФЗ "О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд", фактическое выполнение истцом ремонтных работ на объекте ответчика не может влечь возникновения на стороне ответчика неосновательного обогащения.

По мнению Президиума ВАС РФ, возможность выполнения работ без соблюдения требований Закона N 94-ФЗ и последующего удовлетворения требования о взыскании их стоимости в виде неосновательного обогащения, по сути, дезавуирует его применение и открывает возможность для недобросовестных исполнителей работ и государственных (муниципальных) заказчиков приобретать незаконные имущественные выгоды в обход закона. Между тем никто не вправе извлекать преимущества из своего незаконного поведения.

В Постановлении от 04.06.2013 N 37/13 ВАС РФ добавил, что выполнение работ без государственного (муниципального) контракта, подлежащего заключению в случаях и в порядке, которые предусмотрены Законом N 94-ФЗ, свидетельствует о том, что лицо, выполнявшее работы, не могло не знать, что работы выполняются им при очевидном отсутствии обязательства. Также суд отметил, что истец не доказал необходимости проведения заявленных работ.

Как видим, в обоснование приведенной позиции ВАС РФ положена норма, установленная п. 4 ст. 1109 ГК РФ, согласно которой не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности. Более того, от бремени доказывания факта отсутствия обязательства или наличия несуществующего обязательства государство по умолчанию было судом освобождено, так как подразумевалось, что участник хозяйственного оборота, то есть коммерческая организация, не мог не знать о порядке заключения государственных (муниципальных) контрактов, установленном Законом N 94-ФЗ.

Не касаясь вопроса юридической безупречности вышеуказанного подхода и учитывая российскую действительность в сфере расходования бюджетных средств по государственным (муниципальным) заказам, нужно признать некоторую целесообразность занятой Президиумом ВАС РФ позиции.

Приведенная судебная практика была сформирована на поле судебных споров между государственным заказчиком и независимым от него частным субъектом хозяйственной деятельности, выступающим в роли исполнителя тех или иных работ для госнужд. Именно в таких отношениях у исполнителя нередко имеется соблазн поживиться за счет бюджета с помощью незаконных схем, включающих систему преференций, откатов и др. Но, как показало дальнейшее развитие событий, в оборот правоприменения, заданный Президиумом ВАС РФ, стали попадать хозяйствующие субъекты, образованные не на частном капитале, а на имуществе, собственником которого является государство или муниципалитет, к примеру унитарные предприятия. Не вдаваясь в подробности регулирования деятельности таких предприятий специальным законодательством, отметим лишь, что их учредителями чаще всего являются те самые органы публичной власти, которые и выступают заказчиками по государственным (муниципальным) контрактам, а также распорядителями бюджетных средств и т.п.

Само собой разумеется, что взаимоотношения между вышеназванными взаимозависимыми лицами строятся далеко не на равноправной и добровольной основе, а поручаемые таким предприятиям заказы носят нередко срочный и социально значимый характер: ремонт дорог, мостов, обустройство территорий и др.

Как известно из хозяйственной практики, несоблюдение установленных законом весьма длительных процедур заключения государственных (муниципальных) контрактов во взаимоотношениях рассматриваемых субъектов далеко не всегда является следствием недобросовестных намерений их участников, стремления обойти закон с целью обогащения за счет государства и т.п.

Чаще дело обстоит так, что государственный (муниципальный) орган власти, имея на то административный и бюрократический ресурс, просит руководство унитарного предприятия срочно выполнить те или иные работы, уверив, что на заключение контракта по всем правилам нет времени, а государство остро нуждается в социально важном объекте и что после сдачи работ обязательно расплатится с подрядчиком. В подтверждение весомости такой просьбы, от которой трудно отказаться, госорган ссылается на ст. ст. 21, 26 Федерального закона от 14.11.2002 N 161-ФЗ "О государственных и муниципальных предприятиях", устанавливающие, что руководитель унитарного предприятия, который назначается собственником имущества унитарного предприятия, подотчетен собственнику имущества унитарного предприятия и организует выполнение решений собственника. Контроль за деятельностью унитарного предприятия осуществляется органом, осуществляющим полномочия собственника, и другими уполномоченными органами.

И вдруг после добросовестного выполнения поручения в виде работ в суде выясняется, что подрядчик действовал злонамеренно или желая одарить государство (муниципалитет), а нецелевое расходование бюджетных средств непозволительно.

Примеров в сегодняшней судебной практике на этот счет достаточно. Остановимся на деле N А09-1879/2013, рассмотренном Арбитражным судом Брянской области.

По поручению городской администрации муниципальное унитарное предприятие в период с мая по июнь 2012 года произвело работы по ремонту автодороги города на общую сумму 3724485 руб., однако данные работы не были приняты и не были оплачены. Предприятие обратилось в арбитражный суд с кондиционным иском.

Отказывая в удовлетворении иска, суд указал следующее: муниципальный контракт на выполнение работ по ремонту автодороги города не заключался; финансирование работ для муниципальных нужд осуществляется из соответствующего бюджета; заключение муниципального контракта является обязательным условием для сторон.

Далее судебный акт строился по известному и удобному для суда шаблону, а именно: предприятие, предъявляя требование о взыскании неосновательного обогащения, ссылается лишь на сам факт выполненных подрядных работ по ремонту автодороги; при условиях отсутствия муниципального контракта на выполнение подрядных работ, заключенного с соблюдением требований, предусмотренных указанным Законом N 94-ФЗ, фактическое выполнение истцом ремонтных работ на указанном объекте не может влечь возникновения на стороне ответчика неосновательного обогащения; лицо (истец), выполнявшее работы, не могло не знать, что работы выполняются им при очевидном отсутствии обязательства.

Наконец, апелляционная инстанция вышеприведенную аргументацию дополнила тем, что не имеет правового значения тот факт, что спорные отношения возникли между органом власти и учрежденным им предприятием.

С учетом всего вышесказанного хотелось бы еще раз подчеркнуть, что, по нашему мнению, применение п. 4 ст. 1109 ГК РФ к правоотношениям, вытекающим из выполнения работ (оказания услуг) для государственных (муниципальных) нужд, возможно лишь при установлении фактов злоупотребления правом со стороны истца (ст. 10 ГК РФ).

Для унитарных предприятий, учитывая их подконтрольность, затронутая проблема тем более актуальна. Ведь кроме извлечения прибыли целеполагание этих субъектов состоит в решении социальных задач, обеспечении различного рода публичных интересов, вплоть до экологии, безопасности, и т.п. Унитарные предприятия позволяют собственнику имущества, на базе которого они образованы, то есть государству или муниципалитету, участвовать в хозяйственном обороте, более эффективно решать те общественно значимые задачи, где частник не всегда готов рисковать.

Кроме того, ввиду ограниченного права собственности этих предприятий на имущество, их подотчетности и подконтрольности государственным (муниципальным) органам они зачастую более дисциплинированны и добросовестны. Наконец, у руководства таких предприятий гораздо меньше причин и условий для формирования мотивов к недобросовестному обогащению за счет бюджетных средств.

Осуществление работ унитарным предприятием без заключения контракта по правилам Закона N 94-ФЗ происходит, как показывает практика, не только не вопреки, но чаще по инициативе собственника имущества. При этом в материалах арбитражного дела, как правило, имеются документы, которые можно расценивать как поручение государственного (муниципального) органа (собственника имущества) руководителю предприятия на выполнение работ, а сумма, взыскиваемая в качестве неосновательного обогащения, не выше реальной стоимости выполненных работ. Можно ли однозначно утверждать в этом случае о "покушении" на бюджетные средства? Наверное, нет.

ВАС РФ обоснованно говорит об обходе закона как о неприемлемом явлении при осуществлении гражданских прав. Пункт 1 ст. 10 ГК РФ направлен на недопущение действий в обход закона с противоправной целью. То есть для применения п. 2 ст. 10 ГК РФ (отказ в защите прав лицу, злоупотребляющему правом) действия в обход закона должны быть сами совершены с целью, которая уже противоправна, например для получения незаработанных благ, необоснованных преимуществ и т.п.

Более того, если, по мнению судов, выполнение работ без государственного (муниципального) контракта не может повлечь возникновение неосновательного обогащения, то как в рамках гражданского оборота определить те средства, которые потрачены на производство работ? Как оценить полученный заказчиком результат работ, стоимость которого никому не пришлось возмещать? На наш взгляд, п. 4 ст. 1109 ГК РФ, применимый только вкупе со ст. 10 ГК РФ, решает данную задачу более или менее удовлетворительно.

Говоря о практической стороне вопроса, полагаем, что при рассмотрении дел, связанных со взысканием неосновательного обогащения в условиях отсутствия государственного (муниципального) контракта, судам необходимо обязательно исследовать и давать оценку мотивации поведения обеих сторон, особенно если это касается унитарных предприятий, изучать обстоятельства, касающиеся возможного злоупотребления правом, и др. Если же доказательств такого злоупотребления со стороны истца нет, то в соответствии с п. 5 ст. 10 ГК РФ его добросовестность должна презюмироваться, а иск должен быть удовлетворен.